Отчет о поездке на Чукотку

Часть 2: день 18 июля (начало пути на КАМАЗах от Билибино до Эгвекинота)

Вы найдите на карте эту старую сказку,
Золотого оленя и синие льды.
И как только найдёте, вы всё сразу поймёте,
Как прекрасно здесь летом после долгой зимы.

 (чукотско-эскимосский ансамбль «Эргырон»)

Утром мы были готовы покинуть город Билибино и начать свой путь на камазах на восток до поселка Эгвекинот. Немного предыстории. От г.Магадана до г.Билибино наша команда путешествовала в едином составе из 5 человек.

Вот мы на фото слева направо: Даниил (Даня), Михаил Михайлович (М.М.), Надежда Сергеевна (Н.С.), Женя и Костя (наш руководитель).

Этот путь описан в первой части отчета под названием «По реке Колыме на Чукотку». 

В Билибино, где мы 6 дней ждали начала навигации, к нам присоединился еще один член – мотобайкер француз Франсис.

На фото он стоит рядом с полностью готовым в дорогу мотоциклом известной марки КТМ.

 

 

 

На 450-ом километре дороги от Билибино находится развилка основной трассы на два направления: на север (в сторону Певека) и на восток (к Эгвекиноту). В этой точке группе предстоит разделиться – Женя, Даня и Костя хотят посетить самый северный город Чукотки Певек. 

В свою очередь, Н.С. и М.М. спешат в Эгвекинот для участия в морском круизе (это описано в третьей части нашего отчета «Вдоль побережья Чукотки до острова Врангеля»). Франсис также направляется с нами в Эгвекинот.

Строгие правила техники безопасности предписывают шоферам брать попутчиков только в кабину, потому что поездка людей в кузове большегрузных камазов в условиях бездорожья, при высокой воде может обернуться трагедией. Это мы хорошо прочувствовали в пути.

В результате два первые камаза, которые как раз направлялись в Эгвекинот, открывая летний сезон перевозок 2014 года, взяли 4-х человек (при этом Даню – только до развилки), а Женя с Костей остались ждать машину до Певека.

Такие перетасовки здесь – обычная практика, так как заранее ничего заказать нельзя, все решается в последнюю минуту и определяется погодой, состоянием дороги, наличием грузов и желанием дальнобойщиков. Нам обстоятельства благоприятствовали, ведь даже недельное ожидание в Билибино мы провели с пользой и удовольствием.

На фото – водители наших камазов Павел Рагулин (слева) и Саня Волков, очень опытные шоферы.

На Чукотке в путь никогда не выезжают в одиночку, а отправляются колоннами или парами. В нашей связке первой всегда шла машина Павла.

В пути мы убедились, как тяжела и порой опасна работа чукотских дальнобойщиков. Ведь они зачастую выбирают путь не по дороге, а по направлению, и только от их умения, опыта и чутья зависит благополучие поездки.

Из города мы выехали в 10 часов и по хорошей дороге начали подъем на перевал. Впервые мы увидели Билибино с птичьего полета. Город лежит в котловине и окружен сопками.

Чтобы попасть в него из Анюйска, мы неделю назад на вахтовке преодолели с запада перевал Крутой. А теперь поднимаемся на перевал Алискеровский.

Он назван в память геолога Азиза Хаджиевича Алискерова из Дагестана, работавшего в этих местах.

Это имя носит также ближайшая сопка, на которой установлен поклонный крест в честь Серафима Саровского, поселок золотодобытчиков Алискерово, ныне заброшенный, и прииск.


Справка: Начав работу на крайнем Северо-Востоке рядовым геологом, А.X.Алискеров вскоре был назначен начальником Оротуканского районного геологоразведочного управления, а затем начальником геологоразведочных работ горнопромышленного управления всего Дальстроя. Под руководством А.Алискерова и при его непосредственном участии разработан и осуществлен генеральный проект разведки реки Берелых, давший, как известно, блестящие результаты. В настоящее время в Билибинском районе добывают самое большое количество золота на Чукотке. Железный метеорит октаэдр, весом 58 кг., найденный в том же районе, носит имя «Алискеровский». А.Х.Алискеров умер 4 июля 1956 года в возрасте 42 года в полном расцвете сил… Его помнят, о нем слагают стихи.

Волны мертвые камня серого,            Алискерово – имя звучное.
В буйной зелени горный кряж,             А ведь я его знал живым.
Здесь оно и стоит, Алискерово,        И просился к нему в подручные,
Заполярный поселок наш.                    По тайге поскитаться с ним.


Местность вокруг выглядит очень живописно. Вдоль дороги возвышаются тополя и ивы, на сопках – лиственницы. И это, несмотря на вечную мерзлоту! Билибино – единственный город на Чукотке, где растут большие деревья. За это его еще называют Чукотским «оазисом»!

На перевале Павел предупреждает, что сейчас пропадет мобильная связь, и до Эгвекинота останется только спутниковая. Все дальнобойщики вынуждены тратиться на спутниковые телефоны. Ведь иначе нельзя вызвать помощь в случае аварии или чрезвычайных обстоятельств.

Наш Франсис тоже имеет спутниковый канал. Так он общается с детьми, которые следят за его передвижением и готовы придти на помощь. Нам только не совсем понятно, как они организуют помощь отцу в экстренном случае, находясь за тысячи км, в Гренобле.

С перевала открывается чудесная панорама долины, по которой прихотливо извивается река Малый Кепервеем. Вокруг ее основного русла полно стариц и маленьких озер.


Справка: Малый Кепервеем протекает по территории Билибинского района Чукотского автономного округа. Длина водотока насчитывает 81 км. Название в переводе с чукотского Кэпэрвээмкэй – «малая россомашья река». Иногда ее называют «собольей» рекой. Она протекает в долине, разделяющей горные системы Кыргонай и Кепервэней, впадает в Малый Анюй справа в районе аэропорта Билибинский. Скорость течения составляет 1,2-1.4 м/с. Притоки (от устья): Дождливый, Иннувеемкай, Выльтутсыкувеемкай, Пастбищный, Нымэйнгкинвеем, Тур. Вдоль русла реки в среднем течении проходит ЛЭП и трасса автозимника Билибино-Алискерово.


Спускаемся по извилистой красивой дороге в окружении лиственниц. Павел предлагает насладиться лесным пейзажем. Ведь в 30 км. за перевалом высокий лес кончается, и дальше мы увидим настоящую «голую» Чукотку.

Лес действительно на глазах редеет. И вот уже лишь отдельные смелые лиственницы рискуют противостоять зимним ветрам. Но они обречены.

 

 

А впереди камазов весело пылит на своем мото Франсис, останавливаясь около столба «607» – столько км. отделяет нас от города Певек.

Перевал мы преодолели за час, сейчас полдень, указатель направляет нас влево на Певек, а вокруг уже голые сопки. Зима победила лес.

 

Павел объясняет обстановку. Сегодня – первый и ответственный день пути. Пусть нас не убаюкивает хорошая сухая дорога: это все еще влияние перевала.

А впереди ожидают три коварные реки Нымэйнгкинвеем, Раучуа, Лелювеем. Их надо форсировать до ночевки.

Такие виды будут сопровождать нас вдоль всей трассы. Удивительно, но отсутствие «украшений», таких как деревья, вовсе не портит пейзаж.

 

Его неповторимость заключается в бесконечном чередовании сопок. Их величина и очертания делают местность настолько разнообразной, что скучать не приходится.

Очень оживляет и украшает пейзаж обильный иван-чай, которым оторочены все дороги.

 

 

Долины между сопками как-то незаметно сменяют друг друга. А ведь по каждой из них течет своя речка, часто вообще не имеющая названия.

Как только шоферы находят путь? Конечно, руководствуясь дорогой (где она есть) и запоминая абрис холмов, как в известной туристской песне: «…все перекаты, да перекаты. Послать бы их по адресу… На этом месте уж нету карты, и мы плывем по абрису».

Изредка камазы останавливаются, давая отдохнуть мотору, а мы разминаем ноги, осматриваемся, выспрашиваем шоферов о предстоящем отрезке пути.

Давно осталась позади долина Малого Кепервеема. Бесчисленные мелкие протоки мы узнаем только по брызгам из-под колес. О присутствии человека в этом безлюдье напоминает линия электропередачи, снабжающая Певек и всю северную Чукотку энергией от Билибинской АЭС. Она пронизывает долины по прямой через сопки, часто пересекая наш путь.

Мы огибаем горы Кутькунь и по мелкой реке Мелкая попадаем в долину первой «серьезной» реки. Это Нымэйнгкинвеем, приток реки Раучуа. На шоферском сленге это имя звучит «Ным-Ным». Названия чукотских рек, как говорится – не для слабонервных. Чего стоят, например, такие имена «Ынныпингкувеем» или «Чирынайэнничкиваамкай». В них обилие редких для русского языка гласных «Ы, У, Й» в корне слова в сочетании с «Ч, Р, Н». Только окончания «веем» или «ваам», что значит «вода», позволяет понять, что речь идет о реке.

В 14 часов мы останавливаемся на переправе через Нымэйнгкинвеем. Шоферы обследуют берега, наблюдают течение. На вид речка спокойная. Но в иные времена она становится опасной, о чем говорит печальный обелиск на том берегу.

Для кого-то эта водная преграда стала последней. Такие столбики встречаются вдоль всей трассы. Но большинство мест трагедий безымянны. В нашем случае переправа прошла успешно. Вода только покрыла колеса.

 

Однако пора и перекусить. На трассе никто не утруждает себя разведением костров. Ведь дальнобойщики – не туристы. Они на работе и несут ответственность за груз. И они далеки от костровой романтики.

Зато весь дорожный быт отлажен до мелочей, все под рукой. Быстро разогреваем чай на спиртовке. Мы, чувствуется, промахнулись: взяли мало еды. Но Саня с Павлом угощают.

 

 

Обедаем на галечной косе. Место продуваемое. Здесь мало комаров, можно не надевать накомарники. Франсис обходится полотенцем, обмотанным вокруг головы.

Шоферы забавляются, обучая Франсиса «ботать по фене». Он простодушно повторяет, вызывая хохот всех мужчин. Эти ребята виртуозы и знатоки по части ненормативной лексики. А как иначе справиться с эмоциями в их очень непростой работе, когда от восхищения до отчаяния – один шаг.

Кругом полно цветов. Короткое, но жаркое чукотское лето торопит все живое цвести и размножаться. Вот прямо среди камней красуется желтый мак.

Вода только что сошла, и вокруг на полянах радуют глаз целые клумбы и куртины разноцветья. Пора в путь.

Мы движемся по долине реки Нымэйнгкинвеем до ее впадения в главную реку Раучуа.

 

 

«Ным-Ным» причудливо петляет, и дорога извивается вместе с ней. Накрапывает дождь.

По мере приближения к реке Раучуа долина расширяется. Появляются холмы, по которым дорога бежит, как по волнам: вверх, вниз.

 

 

Уклон при этом может быть значительным. В 15 часов промелькнул столб с отметкой «99» км. (от Билибино).

Через час (в 16 час.) камазы достигают берегов реки Раучуа (Раучуван, Большая Бараниха) , которая протекает по территории Чаунского района ЧАО.


Справка: Название произошло от чук. Равчыван – «место после победы над стойбищем». Возникновение топонима связано с вооружёнными столкновениями чукчей-оленеводов с эвенскими или юкагирскими племенами в XIX в. Впервые нанесена на карту в 1823 году полярными исследователями Ф.П Врангелем и Ф.Ф.Матюшкиным, как Большая Бараниха. В 1848 году в устье реки была основана самая северо-восточная православная миссия проповедника А.Аргентова, после чего река на картах стала отмечаться как Раучуван.

Длина реки составляет 323 км, площадь бассейна насчитывает 15400 кв.км. Замерзает в октябре и остаётся под ледяным покровом до мая. Берёт начало с Илирнейского кряжа. Питание снеговое и дождевое. Раучуа впадает в Восточно-Сибирское море несколькими протоками. В верховье протекает через озеро Раучувагыткын. В верхнем и среднем течении Раучуа является среднегорной тундровой рекой. Климат в районе реки континентальный арктический с длительной морозной зимой. Средняя температура января составляет -35°, июля +10°С.

Прибрежная флора насчитывает 320 видов сосудистых растений. В акваторию Раучуа заходят горбуша, кета, мальма, гольцы, водятся также чир, омуль, сибирская ряпушка, пыжьян, восточносибирский хариус. К сожалению, рыбные запасы реки в настоящий момент подорваны плохо контролируемым многолетним выловом.


Франсис, беспомощно стоит перед быстрым потоком. Через него на мотоцикле не перебраться даже на лучшей в мире внедорожной марке – «КТМ».

 

Пора применить нашу методику перевоза мото через реки. Наступает ответственный момент поднятия и крепления мото на камаз.

Главное руководящее лицо здесь – Даня. Он забирается в кузов, крепит к КТМ тросы, налаживает тяги, используя какие-то блоки… А потом по команде все мужчины с большими усилиями поднимают мотоцикл и крепят его навесу у борта. Работа тяжелая и ответственная, ведь нельзя допустить обрыва. Франсис суетится вокруг, а Н.С. щелкает фото.

 

Наконец, работа закончена, и все переводят дух. Звучит команда: «По машинам!», и первый камаз, отягощенный по одному боку мотоциклом, что, кстати, тоже чревато, начинает медленно вползать в поток.

Павел на первом камазе нащупывает путь и, не желая рисковать, использует просматриваемую на середине реки мель. Но где гарантия, что за ней не будет омута? Однако опыт и интуиция выручают, и камаз с надрывным ревом поднимается на противоположный берег.

 

 

Оставшиеся на втором камазе люди (прежде всего шофер Саня) напряженно вглядываются, стараясь запомнить, чтобы потом повторить траекторию переезда.

После удачной переправы необходимо мотоцикл снять на землю. Но это уже проходит быстро и весело.

Вода захлестнула мотоцикл целиком, и Франсис начинает колдовать над ним, приводя в порядок. Пассажиры довольны, а шоферы озабочены. Мы потеряли время с креплением мото, а ведь впереди еще несколько рек. И самая из них опасная преграда – река Лелювеем.

Камазы легко «справляются» с рекой Челенвеем. И в 6 часов вечера наш тандем въезжает в красивую долину реки Ягельная.

Река «нежится» внизу, а дорога прижимается к крутому склону, и машины осторожно спускаются вниз. Это Бараньи сопки. Уже 180 км. отделяет нас от Билибино.

 

 

 

Как только мы покидаем горный массив, эта дорога вспоминается с благодарностью. Далее следует череда долин, где река Ягельная впадает в реку Левый Яракваам и где царит водный хаос и беспредел рек и речек. Дорога теряется в поперечных и продольных потоках. Везде видны колеи прошлого года, которым нельзя доверять.

Франсис опять беспомощен. И мы опять должны повторять процедуру крепления мото к камазу. А время капает. Шоферы находят дорогу, руководствуясь исключительно чутьем.

Наконец, в этой водной неразберихе формируется река Левый Яракваам, в которую впадает очередной приток.


Справка: Река Яракваам (в верховьях Левый Яракваам) Анадыро-Колымского бассейнового округа. Длина 91 км. Впадает в реку Лелювеем в 98 км. от ее устья. Имеет притоки реки: Ольвеергин, Ягельная, Правый Яракваам, Двойная…


Смело, как кажется пассажирам, погружаемся в быстрые воды и достигаем твердого берега. Девиз: «Только вперед!»

Отступать нам действительно некуда. До ночлега необходимо форсировать все эти бесчисленные реки. Полярный летний день долог, но по часам уже вечер. Несколько долин (и км.) путь четко обозначен сухим отрезком дороги.

Слева дороги – половодье. Впереди пылит Франсис. Но недолго ему радоваться.

Вот на горизонте появляется конусообразная сопка, как наша цель, а поперек – Лелювеем, как наша преграда.


Справка: Река Лелювеем протекает по территории Чаунского района Чукотского Автономного Округа-ЧАО. Название в переводе с чукотского  Лелювээм - «усатая река». Сохранилось еще одно имя реки. В переводе с санскрита - это "тоска, томление по Лелю".

Истоки реки находятся в ущелье Военных Топографов меж гор Илирнейского кряжа. Впадает она в Чаунскую губу Восточно-Сибирского моря. В верховье Лелювеем имеет явно выраженный горный характер. При выходе на равнину скорость течения падает, русло разбивается протоками, появляются обширные плёсы и эстуарии. В низовьях уровень реки зависит от высоты приливов - под воздействием северных ветров они подпруживаются, при этом возникает противотечение. Река вскрывается в первой декаде июня, замерзает в середине октября. Отмечается образование наледей. Длина реки составляет 203 км, площадь бассейна - 4540 кв.км. Крупный приток - Ольвегыргываам. Через реку проходит ледовая переправа автозимника Билибино-Певек. Но она действует только зимой, а летом каждый дальнобойщик рассчитывает на себя и напарника.


В очередной раз пересаживаем Франсиса из мотоцикла в кабину, и Павел с Саней начинают обследовать берега и искать место переправы. А мы наблюдаем водовороты в быстро мчащемся потоке.

Коварство реки состоит в наличии под внешним потоком придонного течения, часто имеющего встречное направление. Это противотечение опасно. У зазевавшегося или неопытного водителя машина вдруг начинает быстро скользить по зыбучей водопесчаной смеси в сторону невидимой ямы и переворачивается. Такова сила воды.

Наши шоферы были свидетелями такой беды. К счастью омуты неглубоки, а спасают людей «всем миром». Были случаи, когда вызывали по сотовой связи вертолет, чтобы снять людей, сидящих наверху кабины.

Вот кадры с места такой аварии на реке Угаткын, берега которой будут сегодня местом нашей ночевки.

Наконец, наши «стратеги» выбрали траекторию движения, и переправа началась. Все напряжены. Мы смотрим на быстрые потоки вокруг.

 

Вода бурлит, обтекая камаз. А он медленно ползет вперед. Вот и берег. Переводим дух и следим за маневрами второго камаза.

Река сегодня в хорошем настроении и не требует жертв. Спускаем мотоцикл, и Франсис уносится вперед. До ночевки он в седле, так как серьезные переправы позади. Но две реки (Пучьэвеем и Угаткын) еще переди.

 

 

Вот слева промелькнула контейнерная площадка «Яракваам» – перевалочная база для грузов.
Часы показывают пол восьмого, и только через час мы приближаемся к реке Пучьэвеем.

Долина реки поросла низким стлаником, а река петляет среди галечных берегов.

 

Это при невысокой воде облегчает переправу, но приходится форсировать несколько рукавов. И каждый может преподнести неприятный сюрприз. Шоферы начеку.

Река Пучьэвеем «освоила» широкую долину. Сопки удалились к горизонту и еще больше сгладились.

 

 

 

Только через час (к половине десятого) мы, наконец, выбрались из плена речных протоков, и шоферы прибавили скорость.

Они все-таки хотят выполнить свой график движения. И дорога до следующей долины это позволяет.

 

Еще два часа продолжается быстрая езда. И в полночь нас приветствует река Угаткын – приток большой реки Чаун. Она впадает в Чаун на 97-м км. от истока последней.

Угаткын тоже течет в галечных берегах, только не серого, а яркого красного цвета.

Река Угаткын (с ударением, как у большинства чукотских рек, на последнем слоге) известна своим коварством и непредсказуемостью.

Дальнобойщики называют ее «Угадка» за ежегодное сильное изменение донного рельефа, который при форсировании нужно «угадать» во избежание всяких неприятностей (см. фото выше).

Нас Угаткын милует. Машины останавливаются на большой отмели, вдали от комаров и от …медведей. Павел советует ночью не отходить далеко от стоянки. Эта предосторожность совсем не лишняя.

Итак, наш первый день пути закончился в первый час ночи. Быстро ставим палатки, а шоферы спят в камазах. Зеленая палаточка Франсиса эффектно смотрится на красном фоне.

 

 

Даня, возможно учитывая «медвежью угрозу», разворачивает свою миниатюрную палатку прямо в кузове прицепа, стоящего на борту камаза, т.е. как бы на третьем этаже. «Мне сверху видно все, ты так и знай!»

Шоферы быстро организуют горячий чай.

Улыбчивый Франсис, похожий на араба со своим полотенцем на голове, с удовольствием заправляется чайком. Мы устали от впечатлений и беспокойства при многократном форсировании бесчисленных рек и речушек.

Честно говоря, мы не ожидали от Чукотки такого разнообразия пейзажей, дорог, рек и переправ. Хочется размяться после долгого сидения в кабине, но еще больше хочется спать, спать, спать! Продолжение следует …

 

15.04.26: 2169
Яндекс.Метрика