Отчет о поездке на Чукотку

Часть 2: день 19 июля (второй день пути на КАМАЗах до Эгвекинота)

Подъем в 7 часов, завтрак, и уже в 8 часов камазы трогаются в путь.

Покидая долину реки Угадкын, мы впервые видим у подножия сопок большие стада оленей. Это кочует местная 9-я бригада чукчей-оленеводов. Позже они откочёвывают на летние стоянки по реке Паляваам. Невольно приходят на ум анекдоты о чукчах-недотепах, несправедливые и неверные.


Справка: Чукчи – народ малочисленный. Их количественный состав поразительно стабилен: как насчитывалось 12,1 тысяч человек в 1938 году, когда всё население Чукотки было чуть больше 18 тысяч, так и сейчас 12,5 тысяч при 50 тысячах населения округа.

Это народ древний и отважный. Они умели действовать и в одиночку, и малыми отрядами против численно превосходящего врага, показывали мастерство диверсионных акций, лучной стрельбы и боя на мечах. А бойцы ударного «спецназа», который имелся у чукчей, носили доспехи.

Со времен Дежнева и до второй половины 18 века все попытки обложить этот народ данью терпели неудачу. Наконец, Екатерина 2 специальным указом освободила чукчей от налоговой повинности. Это был единственный народ России, никогда не плативший подати правительству. Даже Советы предпочли жить в мире с чукчами – замечательными стрелками и знатоками тундры. ГУЛАГ использовал их как охотников на беглых зэков.

На вопрос: «Откуда вообще взялось слово «чукча»? От «Чукотки»?» – самый известный чукотский писатель Юрий Рытхэу ответил: «Нет, это «Чукотка» от «чукчи». А чукча по-нашему «скиталец». Самоназвание чукчей «луораветлан» переводится, как «настоящий человек». А мы, бледнолицые, к настоящим людям не относимся!

Чукча уважает себя, и, поставив цель, идет к ней, не взирая ни на что. Наряду с этим мы слышали уйму историй, одна забавнее другой. Вот пример. В 1967 году, когда на Чукотке шел обмен комсомольских билетов, парни-оленеводы под шумок увезли в тундру симпатичную девушку – инструктора райкома комсомола. Поняв, что ее похитили, она решительно спросила: «Где ваш бригадир?». Когда бригадир (между прочим, член КПСС) явился, девушка пригрозила, что за похищение ему придется отвечать на бюро райкома, а затем его ждет ужасное требование: «Партбилет на стол!». Бригадир задумался и… приказал своим парням отвезти девушку обратно в поселок.


Нам не удалось пообщаться с кочевыми чукчами (шоферы не могли задерживаться), но знакомство с чукчанской интеллигенцией в Билибино оставило самые приятные воспоминания (смотрите публикацию «Билибино – город ядерщиков, горняков и дальнобойщиков»).

Денек серенький, тепло, накрапывает дождь. Отступившие к горизонту сопки спрятались в тумане. Камазы накручивают километры. Играючи преодолели реки Малый Чаун, затем Мильгывеем, Малый Мильгывеем. Фонтаны брызг из-под колес.

По гальке ехать легко. Среди камней торчат вездесущий иван-чай и зеленые кочки травы.

 

 

 

Наконец, к 10 часам утра вдоль ручья Элипычкыкин мы выезжаем на трассу «Анадырь – Омолон» и… попадаем на современное цивилизованное шоссе в районе перевала «Красный». Так его неофициально называют водители за красный цвет дорожного покрытия.

 


Справка: Согласно расхожей шутке, «в России есть две беды: дураки и дороги». На Чукотке на дорогу никто не пеняет. Кривенькая, плохонькая, в выбоинах, рытвинах и колдобинах – не беда, важно её наличие. Каждый чукотский житель знает: лучше плохо ехать, чем хорошо идти! Первые дороги (в нашем понимании) появились на Чукотке только во второй половине ХХ века. А военные и геологи были первыми «дорожниками".

Протяженность трассы «Омолон-Анадырь» (вместе с ответвлениями к г. Билибино, пос. Комсомольский и пос. Эгвекинот) на территории ЧАО составит 1 864 км. Предусмотрено также строительство 173-х мостов. Стоимость строительства в ценах 2008 года составляет почти 133 млрд. рублей, срок строительства – 35 лет с началом реализации проекта в 2011 году. Строят отдельными участками, в основном на перевалах, пока не касаясь переправ через реки и мест со сложным рельефом.


Вот на один такой «кусок» мы попали и вполне оценили его. Старая дорога (на фото) лентой вьется вдали по сопкам.

Целый час мы наслаждались быстрой ездой, а потом наши пути с трассой разошлись, так как маршрут на Эгвекинот лежит по широким долинам рек Пыкарваам и Элькаквун, через которые еще нет мостов.

 

 
 

Справка: Река Пыкарваам, в переводе с чукотского звучит как «Цветущая ива». Она является притоком реки Элькаквун, в которую впадает в 136 км по левому берегу последней. Длина водотока реки составляет 59 км. Она относится к Анадыро-Колымскому бассеновому округу.


Наша привычная колея лепится по краю сопок, а река Пыкарваам вольготно разлилась в долине на несколько рукавов. Также не стесняет себя и река Элькаквун, в которую впадает Пыкарваам.


Справка: Река Элькаквун (уст. Эльхкаквун) протекает по территории Чаунского района ЧАО. Длина реки составляет 202 км. Площадь бассейна – 4460 кв.км. Название по чукотски звучит Ылкаквын и означает «грибообразный камень». Река названа так по кекуру в ее верховьях.

Она берёт начало из озёр Еогытгыт, в верховьях протекает в узкой межгорной впадине, при выходе из которой образуется обширная наледь, после которой река течёт по заболоченной низменности в окружении многочисленных термокарстовых озёр. Река Элькаквун имеет много притоков (в частности Пыкарваам), а сама впадает в реку Паляваам слева. В среднем течении на левом берегу Элькаквун находится заброшенный посёлок геологов Чаанай.


Вот так и движемся мы по цепочке рек: Пыкарваам – Элькаквун – Паляваам, каждая из которых является притоком следующей, более мощной и полноводной. С крупной рекой Паляваам нам еще предстоит сегодня встретиться.

Перед ней находится наша цель – развилка дорог на Певек и Эгвекинот. В пути о чем только не переговоришь! Павел рассказывает, как они возят грузы зимой.


Справка: Машины ходят летом по «летникам». На данном маршруте, например, он длиннее «зимника» на 250 км. И все из-за множества рек, которые после половодья долго «приходят в себя». Их можно переехать лишь ближе к верховьям, что и удлиняет путь.

А зимники бывают стихийные и автозимники. В стихийных первый транспорт набивает колею, по которой потом будут все ходить до самого таяния снега. Автозимников немного, штук 5, и за каждым закреплена дорожная служба.Она следит за состоянием дороги и «намораживает» ее. «Долгоиграющие" автозимники создаются именно таким способом. На дорогу льют воду, создавая ледяную корку. Намороженная дорога бруствером возвышается над тундрой, в результате чего её реже заносит снегом, а значит и чистить её нужно значительно реже.


Мы снова выезжаем на еще один готовый участок трассы Анадырь-Омолон, и вдали направо у подножия сопок (белая метка на фото) видна стоянка дорожников.

Здесь мы снимем, наконец, с переднего камаза огромный прицеп, так как опасных переправ через реки до развилки уже не предвидится.


Справка: Отряды строителей дорог хорошо оснащены нужной техникой и очень мобильны. Это незаменимая и уважаемая здесь профессия. Ежегодно на Чукотку приезжает более 3000 строителей, как из регионов России, так и из-за рубежа, в основном из Турции и Украины. Этим южным ребятам тяжело: уж больно непривычен суровый арктический климат. Зато демографическую ситуацию в регионе они поправляют исправно! Сарафанное радио сообщает, что детям, рождающимся у чукчанок от турецкоподданных, в народе даже название придумали – турча! А плоды любви чукчанок и мужчин братского украинского народа, которые тоже стараются не отставать, называют чухлы!


К 11 часам мы въехали на стоянку. Наши шоферы быстро договорились с прорабом о подъемном кране (дело привычное и условия известны).

Пожилой приветливый прораб, кстати украинец из Краматорска, рассказал, что работает по контракту несколько лет, посылает деньги семье, а дома не был уже давно. В последнее время он с тревогой слушает сводки из Донбасса.

 

Через час к обоюдному удовольствию акция была завершена.

В полдень мы покинули гостеприимных дорожников и продолжили путь. До развилки осталось 50 км. Но предстоит переправа через реку Левтуттывеем и ее притоки. А пока Франсис гарцует на своем «лихом коне» впереди.

 

 

Через час мы распрощались окончательно с трассой, и снова пошли колеи да кочки.

Перед нами открывается широкая долина реки Левтуттывеем с характерной сопкой «Клин» (высота 601 м) на горизонте, которая теперь будет нашим ориентиром. Пора Франсису в кабину, а мотоцикл КТМ – в кузов.

 


Справка: Река Левтуттывеем протекает по Чаунскому району ЧАО. Длина 72 км. Имя в переводе (с чук. Левтутутвеем) означает «корневище-река». По легенде, чукча Тиныл для борьбы с враждебными племенами вызвал духов, которые затопили бассейны рек, впадающих в Чаунскую губу. Морская вода обошла только жилище Тиныла. Враги утонули. А когда вода ушла, на берегу реки остались брёвна с корневищами. Так и назвали реку.Начинается Левтуттывеем с северных склонов горы Верхний Элыпычкыкин, впадает в реку Паляваам слева. Река в верховьях протекает в узкой межгорной впадине, местность вокруг устья сильно заболочена. Притоки (от устья): Искра, Омут, Смуглый, Ыльытрын, Дымный, Наледевый, Ветвистый, Тонкий.


Конечно, Левтуттывеем не чета вчерашней Лелювеем, и ее вода вряд ли накроет камаз с кабиной, но река принимает уйму притоков, бродов нет, а мотоцикл – не камаз, вполне может утонуть.

И опять начинается погрузка. Правда, теперь (после снятия прицепа) она значительно проще: ведь не нужно подвешивать мото сбоку кузова, а достаточно внести его в кузов. Однако свой вес КТМ не потерял, и мужчинам приходится потрудиться.

 

 

 

 
Наконец, такелажные работы закончены. И камазы начинают утомительное движение «вверх-вниз» поперек бесчисленных текущих потоков.

Шоферы все время начеку: полагаться можно не на прошлогодние знания, а только на собственный опыт и интуицию.

 

Вот промелькнул столб «407» – так далеко мы от Билибино. Изредка встречаются сухие участки дороги, которая лепится вдоль склонов сопок. Но и здесь скучать не приходится.

Нас развлекают медведи, которые пасутся по склонам сопок и резво удирают от ревущих камазов. Поднявшись повыше, они с любопытством рассматривают нас, как «диковинных зверей».

 

 

Мы на скорости не всегда успеваем отследить мишек, на которых нам указывает Павел. Он, как все дальнобойщики, прекрасный охотник, и ружье лежит наготове у него за спиной. Незаметно проходит 2 часа езды.

 

 

 

Под колесами то песок, то вода, то трясина… А сопка «Клин» все маячит впереди и не приближается. Чувствуется, что заявленные 50 км. до развилки сильно растянулись. Так проходит еще час и еще 25 км. Долгожданный «Клин» окутан сверху облаком, но уже просматривается во всех подробностях. День сегодня пасмурный, Т=10 градусов, а комаров почему-то мало.

 

 

В районе столба «430» мы покидаем, наконец, надоевшую Левытуттывеем с ее «потомством» и выезжаем на сухую дорогу. Еще час езды по сухой местности, и впереди возникает светлая сопка в долине долгожданной реки Палеваам.

Дорога огибает сопку слева, а река протекает за сопкой. Через основное русло ее построен самый большой на сегодняшний день чукотский мост длиной 220м. Но мы его не увидим, так как развилка на Эгвекинот находится перед сопкой.

 

Мы прибыли на место встречи в 17 часов. И теперь будем ждать, когда из Певека приедет на камазе некто Иван за привезенным для него прицепом. Приблизиться к нам ему будет непросто, так как путь преграждает один из протоков разлившейся Палеваам, а полотно дороги размыто половодьем.

 

 

Перед нами характерная и не раз уже виденная по пути картинка: стоит указатель брода, а самого брода уже нет. Вместо него – провал. На другом берегу этого провала кто-то заботливый оставил пустую бочку и груду камней – знак опасности для зазевавшихся водителей.

Здесь шутят: «На Чукотке только один запрещающий знак – бетонный блок, все остальные – предупреждающие».

Ожидая машину Ивана, располагаемся на отдых. Мы – на развилке: на север до Певека – 205 км., на восток до Эгвекинота – 700 км. И отсчет туда идет от столба с цифрой «0».

Дорога на Эгвекинот более дикая, в сравнении с летником Билибино-Певек. Машины по ней бывают только по мере прихода грузов в порт Эквекинот, откуда их развозят на камазах в рудники или в Билибино. Очень редко идут машины на прииск Ленинградский или в посёлок на мысе Шмидта.

Вокруг простирается открытая безлесая тундра, зато много цветов – целые поляны иван-чая.

Даня, как бывалый турист, сразу начинает искать топливо для костра. Деревьв нет, но есть чахлые кусты и всякий сопровождающий дорогу деревянный хлам.

 

 

 

 

Все активно помогают. И вот уже пылает огонь вокруг закоптелого чайника, который всегда есть в хозяйстве любого дальнобойщика.

 

Располагаемся с удобствами, кто сидя, кто лежа. Чаек – это хорошо! И комаров нет!?

Идет неспешная беседа, а Ивана все нет. Наши шоферы безмятежно отдыхают.

На вопрос, сколько еще ждать, следует ответ: «Пока не приедет!» Такова здесь дорожная философия: договорился – жди, мало ли что может задержать человека в пути. Городской суете здесь нет места.

 

Желающие фотографируют и изучают окрестности.

Наконец, через три часа прибывает Иван, серьезный, уже пожилой водитель, авторитет у наших шоферов. Моментально перекантовываем грузы, передаем ему прицеп, и Даня переходит к нему в кабину. Он едет в Певек.

И вот уже камазы трогаются под прямым углом друг к другу, каждый по своему маршруту. Начинается наш отсчет от нулевого км. в сторону Эгвекинота.

Уже девятый час вечера, но светло, ведь полярный день долог. Опять будем ехать допоздна (шоферы наверстывают часы ожидания).

Перед нами раскрывается красивейшая долина реки Палеваам – крупной реки Чаунского района.

Мы едем справа от реки, которая течет навстречу. А на противоположном берегу тянутся горы Коленмыт.

Дорога идет вдоль берега, и нет ни малейшего шанса (как говорят водители) переправиться на другой берег – такое сильное и непредсказуемое течение. Это можно сделать только через 120 км. по мосту, но мы раньше свернем вправо от реки.

 

Долина реки сжимается высокими сопками, почти голыми, сыпучими. Река – слева, горы – справа, а дорога проходит по узкому карнизу. Он весь в рытвинах и провалах. Здесь давно не работали дорожники.

«Ждут первого «кувырка», мрачно замечает Павел. Мы зажмуриваемся, когда камазы, надсадно рыча, переезжают промоины, оставленные половодьем. Спасает мастерство шоферов. Но какая же вокруг дикая красота!


Справка: Река Паляваам (в верховье – Каленмываам, у истока – Нойнытылян) протекает по территории Иультинского и Чаунского районов ЧАО. Длина ее – 416 км. Площадь бассейна – 12 900 км.кв. Паляваам в переводе с юкагирского Пиэльэ-ваам — «горная река», а с чукотского Каленмываам — «пёстрая река». Она впервые нанесена на карту в 1746 году Т. Переваловым во время экспедиции под началом Д.И.Павлуцкого.

Река Паляваам начинается в центральном ущелье южных отрогов Паляваамского хребта. Она проходит дугой от юго-запада на северо-запад, и далее к Восточно-Сибирскому морю. В 22 километрах от берега Чаунской губы река разделена на 2 протоки, одна их них уходит в левую сторону и далее сливается с рекой Чаун, а вторая идет в правую сторону, в конце сливаясь с рекой Чаун, образуя реку Чаун-Паляваам. После того как левая протока впадает в Чаун, от Чауна идет, также влево, протока Танай, а далее протока Чаун. Танай впадает в Чаун с левой стороны, и затем обе протоки соединяются с Пучьэвеем с правой стороны.

Вот такая запутанная водная система. На пути следования река Паляваам принимает справа и слева до 60 притоков. Среди них такие крупные как Мэйнуттыкин, Пустынная и Левтуттывеем. Весенний ледоход в низовьях Паляваама происходит 7-15 июня. В августе возможны паводки. Река замерзает в середине октября.

Через реку Паляваам в среднем течении построен двухсотметровый автомобильный мост (на 220-м км трассы Певек – Эгвекинот), вблизи которого находится заброшенный посёлок гидрологов Паляваам. С 1972 года на реке была развёрнута сеть гидрометеорологических постов. В бассейне реки Паляваам разрабатываются месторождения россыпного золота.

По Палявааму проходит восточная граница распространения большинства видов растений, здесь же обнаружена самая богатая флора континетальной Чукотки (около 390 видов сосудистых растений). На всём протяжении реки её окружает безлесая тундра, при этом в пойме ниже впадения притока Выквыльвэгыргын произрастает несколько чозений высотой 6-7 метров. В пойме и гоpном правопобеpежье pеки в среднем течении в 1983 году был учреждён ботанический памятник природы «Паляваамский» общей площадью 96,4 км.кв. Здесь отмечено 19 редких видов мхов, а также листоватый лишайник, занесённый в Красную книгу.В реке водится 18 видов рыб, из них промысловое значение имеют проходные формы: горбуша, кета, голец, нельма, омуль, мальма, азиатская корюшка, сибирская ряпушка, а также пресноводные – чир, восточносибирский хариус, пыжьян, тонкохвостый налим.


Привалов мы не делаем, минуты складываются в часы: уже 22. Меняются ландшафты. Сопки справа понижаются, и камазы идут по речной долине.

Здесь хорошие травы и места летних кочевий оленей, а значит и медведи тут как тут. Видели трех. Один неспешно переходил дорогу в 100 метрах перед нами, а потом вдруг начал удирать.

Местные охотники говорят, что медведь всегда бежит к реке, в кусты спрятаться, причем старается бежать, подставляя правый бок под выстрел. Сердце бережет – прячет.

Но «наши» медведи бежали куда попало, видимо, не чувствовали в нас охотников.


Справка: В этих окрестностях в течение 2011 года А.Вахрушев снял интереснейший документальный фильм о жизни оленеводов Чукотки под названием «Книга тундры».

Она повествует том, как в глубине Чаунской тундры живёт оленевод Вуквукай, «Маленький камень» – так в переводе с чукотского звучит его имя. Бригада Вуквукая выпасает огромное оленье стадо – более 10 000 голов.

Их жизнь – постоянная борьба за выживание и благополучие семьи, бригады, стада, в тяжелейших погодных условиях Чаун-Чукотки. Они глубоко верят в силу традиций и потому успешны в этой борьбе.

Их хранит древняя культура чукчей-оленеводов, а они живут ею и сохраняют её. Пока это так, их мир остаётся незыблем.


В полночь мы прибыли на новую развилку. Здесь расходятся пути на северо-восток (к мысу Шмидта) и южнее – к Эгвекиноту. Из долины реки Палеваам мы уже перекочевали в долину ее левого притока – на реку Мэйнуттыкин, где будем ночевать.

Вот так выглядит пейзаж с заходящим солнцем… через полчаса после полуночи.

На противоположном берегу реки реки Мэйнуттыкин расположился лагерь ЧГРЭ (чукотской геолого-разведочной экспедиции), занятой поисками золота. На местном сленге их называют «чугрики».

 

 

 

Какой же сегодня опять был насыщенный день! Быстро ставим палатки (поближе к камазам). Шоферы готовят чай.

И вот уже наш лагерь спит без сновидений, ведь слишком много было впечатлений. Продолжение следует …

 

15.04.12: 1447
Яндекс.Метрика