Отчет о поездке в Шорию

По реке Мрассу, 1958 год

Горы,реки, ручьи, родники – вот составляющие ландшафта Горной Шории. Чистые и прозрачные до дна реки прорезали глубокими руслами горные массивы, покрытые непроходимыми хвойными лесами (сосна, пихта, кедр). Главные реки Шории: Кондома, Мундыбаш, Мрассу, Пызас.  

Отправной точкой для обоих экспедиций (1958 и 2018 годов) был город Таштагол - центр большого Таштагольского лесхоза. По этой исторической территории Горной Шории протекает одна из самых красивых и пригодных для сплава рек Шории – река Мрассу. Река относится к Шорскому Национальному Парку. Согласно топонимическому словарю, Мрассу— «кедровая река»; у шорцев она еще зовется Пырас или Прас.

Сплавная часть реки Мрассу делится на 2 больших участка.Верхний участок реки (его полностью проплыли студенты в 1958 году) тянется от посёлка Мрассу до посёлка Усть-Кабырза. Здесь река небольшая. Часто не хватает воды даже для сплава на надувных судах и каяке. Приходится проводить их. Длина участка 110 км.

Нижний участок реки (его частично проплыла семья в 2018 году) тянется от посёлка Усть-Кабырза до города Мыски. На этом участке Мрассу - полноводная река, доступная для моторных лодок. Конечно, не последнюю роль в выборе реки для сплава в 1958 году сыграл тот факт, что главным лесничим Таштагольского лесхоза работал Михаил Алексеевич Бачманов – отец Миши. Только благодаря ему студенты совершили свое удивительное водное путешествие, к описанию которого мы приступаем.

Ранним августовским утром 1958 года из Таштагола вышли с увесистыми рюкзаками пятеро студентов. Маршрут, который предложил им Михаил Алексеевич, состоял в следующем. Сначала пешком по просекам и тропам, проложенным охотниками и зверьем, предстояло пройти 70 км, преодолев перевал между бассейнами рек Мрассу и Кондома.

 

Пеший участок кончался в крошечном поселке Мрассу на берегу одноименной реки. Здесь расположена база Верхне-Мрасского лесничества. Михаил Алексеевич договорился с лесничим, своим другом и подчиненным, о постройке плота. На нем группа должна будет сплавиться по верхнему участку реки Мрассу до поселка Усть Кабырза. И оттуда опять же пешком возвратиться в Таштагол.  

Первые километры шли вдоль реки Кондома вверх против течения по грунтовой дороге, ведущей в Усть Кабырзу.  Но вскоре дорога свернула влево, а ребята углубились вправо в лес и вытащили карты. Надо сказать, что на столь пересеченной местности с хорошей картой, можно почти не пользоваться компасом. Он дает только общее направление. Ориентироваться легко по рельефу хребтов и долин. Но прямо к цели так не пройдешь, лучше двигаться вдоль речек, огибая крутые сопки и скалы. Дремучий лес сменялся большими полянами с густой высокой (альпийской) травой. Тропинка легко терялась, так как чаще вела к сенокосам или охотничьему угодью. И тогда устраивался привал и совещание.

 

Михаил Алексеевич снабдил ребят картами двух типов. На одной была представлена вся геодезическая картина местности, на другой нанесены необходимые для работы лесников границы участков с номерами и пограничными столбиками. Эти столбики позволяли определить свое место на первой карте и уточнить путь.

Геодезическая карта маршрутов студентов в 1958 г. и семьи в 2018 г. Масштаб: 1: 500 000 1 см. = 5 км

 

Пояснения к карте

Для главы - По реке Мрассу

Маршрут студентов в 1958 году обозначен:
- черным цветом по горам (Таштагол – поселок Усть-Камзас на реке Мрассу), 
- синим цветом спуск по р. Мрассу на плоту (пос. Усть-Камзас – Усть-Кабырза),
- черным цветом на лошадях (Усть-Кабырза – Таштагол). 

Маршрут Семьи в 2018 году обозначен: 
- красным цветом на машине (Таштагол – Усть-Кабырза), 
- синим цветом по реке Мрассу на моторке (Усть-Кабырза – Усть-Анзас),
- красным цветом на машине (Усть-Анзас – Шерегеш).

Для главы - По горам Шории

Маршрут студентов в 1958 году обозначен кольцом черного цвета :
- на автобусе участок (Таштагол – Шерегеш)
- горный поход: по реке Большой Анзас,
- через гору Мустаг,
- по реке Мундыбаш до пос. Чугунаш,
- на автобусе участок (Чугунаш – Таштагол).

Два маршрута Семьи в 2018 году на карте обозначены красным цветом.
Они не кольцевые, а линейные (путь туда-обратно по одной местности).

Маршрут первый: на подъемнике на гору Зеленая, переход через долину реки Мундыбаш, пешком по курумникам на гору Курган к Поклонному Кресту.

Маршрут второй: переезд на машине (Шерегеш – пос. Спасск), пешком 10 км по тайге к скалам Спасские Дворцы и обратно, переезд на машине (Спасск – Таштагол).

Для иллюстрации на этой странице показан фрагмент карты границ лесных участков Таштагольского лесхоза. Такую карту использовали студенты в 1958 г. для привязки на местности к геодезической карте в походе по горному участку от Таштагола до лесничества в поселке Мрассу на реке Мрассу.

Отряд шел не торопясь, ведь было время студенческих каникул, да и рюкзаки оттягивали плечи. С собой было взято только самое необходимое, прежде всего резиновые сапоги и штормовки от непогоды. Готовили на костре в алюминиевом ведре, повесив его на деревянную перекладину.

 

Меню: каша (гречка, рис, овсянка) со свиной и говяжьей тушенкой в жестяных банках, сгущенное молоко, чай, кусковой сахар, и сухари (черные и белые), насушенные в Таштаголе. Никаких деликатесов, лишь копченая колбаса и твердый сыр на перекус. Витамины собирали прямо с куста. Вокруг в изобилии росли ягоды (черника, малина, голубика…) - только протяни руку.

Для ночевки на пятерых использовалась четырехместная брезентовая палатка. После ночного дождя мокрую тяжелую палатку приходилось засовывать в рюкзак, не просушив. Чтобы уменьшить вес рюкзаков, спальные мешки заменены байковыми одеялами – ведь лето. Удивительно, но комаров и мошек почти не было – прошло их время. Следуя советам Михаила Алексеевича, ребята не разбредались в лесу, а шли кучно и шумно: громко разговаривали, пели, свистели, отпугивая зверей. На всем пути они не встретили ни больших, ни малых обитателей. И немудрено: стояло лето, и все животные были сыты. Буреломы тайги в низинах сменяются буйным альпийским разнотравьем (выше человеческого роста) на открытых местах.

Через два ходовых дня ребята вполне освоились, вечерами уже не жались к костру. Но вот очередная тропа круто пошла вверх, и студенты поняли, что начался подход к перевалу. Деревья впереди уже не заслоняли небо. Отряд остановился, и все вспомнили рассказ Михаила Алексеевича о встрече с медведем.

Старшему лесничему для инспекции удаленных кордонов приходилось в одиночку ходить по тайге. Мотоцикл и лошадь в этой чаще бесполезны. Вокруг бродили медведи. Он понимал, что рано или поздно не избежать встречи с косолапым и был неплохо вооружен: ножом и топориком, притороченным к петле на кожаном поясе, а также мелкокалиберной винтовкой на плече. Однажды петля на поясе порвалась и топорик пришлось уложить в рюкзак. Вот тогда-то, по закону подлости, и произошла опасная встреча.

Михаил Алексеевич поднимался по такой же тропинке к перевалу. А с другой стороны по той же тропинке навстречу топал медведь. Человек не видел зверя, зверь не чуял человека из-за каменной преграды. Встретились они на кромке в нескольких метрах друг от друга. Лесничий понимал, что, если зверь бросится, выстрелить он не успеет. Да и что толку - такая пуля медведю, что слону дробинка. Но чисто рефлекторно он взвел затвор «мелкашки». Раздался резкий металлический звук. Медведь вздрогнул, рявкнул и, отступив с тропы, пропал в высокой траве. Путь был свободен.  Жизнь продолжалась.

На перевале открылась великолепная панорама: море зеленых сопок с выступающими скалами и долиной реки Мрассу где-то за ними. Но до нее еще было два дня пути, правда, в основном, под гору. Наконец, отряд достиг крошечной деревушки Мрассу на берегу одноименной реки.

Здесь стояла контора Верхне Мрасского лесничества и жили семьи лесных объездчиков. Ребят уже ждали. Были приготовлены три больших сосновых ствола. Лесничий, друг отца, с двумя подручными быстро скрепил плот. Студентов напоили свежим молоком, они подкупили в палатке кое-что из продовольствия и запаслись крепкими жердями, сложили рюкзаки на середину плота и… оттолкнулись от берега.

 

Река подхватила плавсредство и понесла по течению.  Мрассу в верховьях непростая река. Она быстра, богата мелями, перекатами, валунами, которые прячутся под водой. Очень быстро студенты поняли все плюсы нового способа передвижения: а) вместо глухой чащи проплывали живописные пейзажи, б) тяжелые рюкзаки больше не давили спину, а были сложены и накрыты пленкой, с) не нужно было гадать над картами, уточняя маршрут. Река сама выбирала дорогу. Но здесь-то и крылась основная опасность. Плот в неопытных руках садился на мель, вынуждая всех вылезать в воду и сталкивать его слегами и толчками.

Вот он – коварный валун.

 

Еще хуже была встреча с подводными камнями. Они прячутся среди глубоких омутов, и снять застрявший на них плот очень трудно. Все это испытали на себе плотогоны, мокрые с ног до головы, но веселые. Сушились только вечером у костра. После первого дня сплава ребята так устали, что с трудом поставили палатку и сварили ужин. Зато первая ночевка обрадовала их встречей с бродячей собачкой. Она стала центром внимания и, конечно, членом коллектива. Теперь их было шестеро. Каждый подобрал для нее свое имя. И умная дворняжка откликалась на любое: Дружок, Черныш. А Лида приговаривала: «Собаченька, ты моя!».

Обласканная и накормленная собака прекрасно чувствовала себя на плоту. Она сопровождала Володю, обвешанного кружками после завтрака перед погрузкой. Редкое счастье выпало бродяжке.

 

Черныш на руках у Нади

И опять началось единоборство со своенравной рекой. Но студенты уже приобрели кое-какой опыт. На больших плесах они могли расслабиться, чтобы любоваться проплывающими пейзажами. Те, кто слишком перетрудился накануне, могли даже вздремнуть под покачивание плота. А вокруг была такая красота, глушь и первозданность, что ребята ощущали себя чуть ли не первопроходцами. Ни селение, ни отдельный дом не нарушали пустынную красоту. Даже рыбаков не было видно. Надо сказать, что особенно трудно ребятам давалась швартовка плота. Он все норовил продолжить путь и обладал большой массой.

 

Надя крепко спит на плаву 

Главными швартовщиками были Володя и Партос. Они заранее выбирали точку причала и, согнав всех на берег и, освободив плот от груза, тянули его к берегу. «Да, нелегкая это работа, из болота тащить бегемота.» Эдик, как обычно, хохотал, Володя руководил, сохраняя спокойствие, все остальные занимались устройством ночевки.  

 

До сих пор ребятам очень везло с погодой. Но так долго продолжаться не могло: вот скрылось солнце, горизонт обложили тучи – приближалось ненастье. К счастью студенты нашли на берегу крепкий шалаш. И утром проснулись под шум дождя. Несказанно приятно было нежиться в сухой одежде.

Однако пора разводить костер, готовить завтрак. Насколько же эти привычные и простые дела осложняются под проливным дождем.   Мокрый Дружок вертится под ногами. Но вот все накормлены, рюкзаки сложены на плоту и накрыты пленкой.

 

 

Начинается привычная борьба с отмелями и коварными камнями. Вода сверху, вода снизу, а настроение хорошее, ведь 110 положенных км. водного пути подходят к концу. Сегодня последний ходовой день.  Завтра прибудем в Усть Кабырзу.

Река Мрассу особенно в верхнем течении славится разнообразными скальными обнажениями по берегам и многочисленными пещерами в них. До сих пор ребята были слишком заняты сплавом и не видели ни одной. Пора познакомиться. У поселка Кезас, который не виден с реки, почти на берегу чернеет вход в подземелье. Наша умная собачка быстро почуяла близость постоянного жилья и, не прощаясь, потрусила к оседлым людям. Плот причален. Готовится экспедиция «в глубь земли».

 

Михаил Алексеевич предвидел такой поворот событий и настойчиво просил не испытывать судьбу и, спускаясь в темноту и неизвестность, страховаться и не забывать веревки и фонарики. Все одеты в наглухо застегнутые штормовки и сапоги. В руках фонарики и мотки веревки. Ребята входят под каменные своды. Под ногами мокрая грязь, ноги скользят. Помогая друг другу, ребята осторожно спускаются. Своды высокие, но проход загроможден большими камнями, и наклон пола начинает медленно расти.

Вот и первая развилка. Перед каменной перемычкой залежи пещерного льда, который не тает все лето. Стоило зайти в более широкий левый проход, как дневной свет пропадает, наступает полная темнота.
Фонарики слабо выхватывают мокрые своды, а впереди заметен резкий уклон вниз. Когда ребята стали по очереди падать, Миша остановил отряд. Он предложил выключить фонарики, не двигаться и прислушаться к своим ощущениям. Ощущения были жутковаты: Холод, Темнота и полнейшая Тишина. Командир спросил, что мы будем делать, когда погаснут фонарики, а впереди может оказаться глубокий колодец. Все молчат. Тогда последовала команда: «Все на выход!». Ребята откололи топориком большие куски льда.

На фото выше - они в руках у Эдика и Лиды искрятся в солнечном свете. Кстати погода исправилась. Как же приятно перекусить на прибрежных камнях среди зелени под теплым солнцем.

 

Река незаметно стала шире и спокойнее. Но плот уже сильно осел, и, пропитавшись водой, стал тяжел и неповоротлив. Последнее препятствие: реку перегородил частокол бревен (запруда или остатки моста). Миша выяснил, что разобрать это не удастся. Пришлось тащить плот почти волоком.

К вечеру за очередным поворотом появился поселок. Все 110 км. водного пути пройдены!
Поселок Усть-Кабырза, центр Усть-Кабырзинского лесничества больше чем поселок Мрассу, откуда отряд начал свой путь. Здесь начинается доступный для моторок участок реки.

Ребята отыскивают дом лесничества. Он выделяется среди прочих большой цифрой «14», начертанной на крыше. Михаил Алексеевич рассказал, что эта надпись (номер лесничества) – цель для летчиков лесной авиации для срочных сообщений, например, сведения о лесном пожаре или при передаче срочного груза. Тогда пилот выбрасывает из кабины мешочек с песком, к которому прикреплен груз вместе с яркой лентой, чтобы не потерялся. А все обитатели, особенно мальчишки, кидаются в тайгу отыскивать посылку.
Студенты благополучно сдали полузатонувший плот лесничему – бревна пойдут на строительные нужды. И последний раз пересекли реку кто пешком, а кто и верхом.

 

Лесничий разрешил им переночевать в пустой конторе на полу.
Сладка последняя каша, а еще слаще последний сон в тепле.  

 

Наутро, студенты вышли в последний пеший путь до Таштагола. Какова же была их радость, когда за околицей они увидели встречающего их Михаила Алексеевича. Да не одного, а с двумя лесхозовскими лошадьми. Ребята наперебой стали рассказывать старшему лесничему о всех радостях и невзгодах такого необычного для них путешествия.

Михаил Алексеевич слушал и улыбался в усы. Ребята не знали, да так никогда и не узнали, что по поручению старшего лесничего бывалые лесные обходчики, не обнаруживая себя, наблюдали за передвижением отряда в лесу и на реке и периодически докладывали в Таштагол. И это правильно!! Нельзя было городских ребят, совершенно не знающих здешней дикой тайги и ее обитателей, к тому же безоружных, оставлять на произвол судьбы.

 

Спустя годы, уже в Москве Михаил Алексеевич рассказал об этом сыну и добавил, что студенты показали себя выносливыми, неприхотливыми в быту и дружными. Ему не пришлось за них стыдиться перед своими подчиненными. А сейчас студенты погрузили на одну лошадь свои рюкзаки, а на другой по очереди ехали верхом по лесным тропинкам, сокращая путь до Таштагола. Там их ждала баня, вкуснейший борщ Татьяны Аркадьевны и отдых перед следующим походом.

Теперь уже в горы!

ВЕРНУТЬСЯ В ОТЧЕТ О ПОЕЗДКЕ

19.03.07: 61
Яндекс.Метрика