Отчет о поездке в Шорию

Прошлое и настоящее города Таштагол

Согласно принятой концепции размещения материала, в начале остановимся на посещении Таштагола группой студентов в 1958 году.

Они приехали в поселок городского типа Таштагол на поезде, преодолев 4000 км. от Москвы. Статус города он получит только через пять лет 1 февраля 1963 года. Поезд пришел утром и остановился на перроне вокзала. Это – конечная станция одноколейной железной дороги Сталинск -Таштагол.

Автомобильное сообщение между этими пунктами отсутствовало. Вдоль ж/д полотна вилась грунтовая дорога, по которой на полуторках прибывшие грузы увозились в «глубинку». Вокзал состоит из одноэтажного кирпичного здания типовой постройки, каких тысячи по всей России. В зале ожидания центральное место занимает от пола до потолка круглая железная печь. Она топится углем и в суровые зимние холода согревает людей, ждущих поезда.

Ребят встречал Михаил Алексеевич (далее М.А.) Мишин отец и сразу повел их по деревянному мосту через реку Кондома на другой берег. Пешеходный мост один, по второму проходит железная дорога. Обычно в горных местностях удобные для построек, но узкие участки суши тянутся вдоль рек.

Жилая часть Таштагола расположена на правом по течению берегу реки. На левом стоит вокзал и переплетение ж/д тупиковых путей («круг») для разворота паровоза в обратную сторону. Единственная улица Садовая тянется по высокому правому берегу, который недосягаем для бурной и полноводной во время наводнения Кондомы.

На крылечке дощатого дома №1 приезжих уже встречает мама Миши Татьяна Аркадьевна (далее Т.А.). Одноэтажный дом вытянут в длину для размещения двух семей. В левой (со стороны реки) половине проживают семья Миши, напротив – семья сослуживца отца. Около дома огород и цветник, гордость Т.А., цветник - единственный в поселке. Родные из Киева присылают ей семена георгинов, которые к осени достигают гигантских размеров и пышно цветут. Никто ни разу не посягнул на них.

Зато 1-го сентября к дому тянется очередь школьников за букетами. А сейчас Т.А. ждет молодежь с обедом, пирогами и настоящим цельным молоком. Все устали с дороги и размещаются в маленькой квартире «в тесноте, да не в обиде».

 

Несколько первых дней отведено для адаптации, купания, знакомства с поселком, а также для обсуждения и подготовки к предстоящим маршрутам.

 

Эдик, Володя и Миша в реке Кондоме. Надя сидит на камушке, а Лида и Эдик стирают.

Река в пределах поселка прихотлива. Есть глубокие места для купания, но чаще – перекаты с большими валунами. На живописных камнях хорошо загорать, удобно стирать. Вода в меру холодна, абсолютно чиста и прозрачна.

В поселке нет водопровода, пьют прямо из реки. По воду ходят, как в старину, кто с ведром в руке, а кто (как М.А. на фото) с коромыслом.

А вокруг, насколько хватает глаз, поселок обступают сопки, покрытые сосновым лесом с выступающими из чащи утесами. Берега обрываются круто в реку, и мужской части компании непросто найти поле для футбола и волейбола. Мяч часто оказывается в воде, а течение реки быстрое.

 

Эдик, Миша и Володя за игрой в волейбол.

А вечерами, когда приходит с работы М.А., в доме ведутся интересные беседы. Обычно рассказывает М.А. По специальности он - лесовод, а по должности - старший лесничий Таштагольского района. Кроме того, он – прекрасный рассказчик.  Лесхоз помещается в бревенчатой избушке, расположенной, как и положено ему на краю поселка в лесу. М.А. умело переплетает в изложении сведения о лесе и его обитателях с забавными историями из жизни лесных объездчиков.

 

Здание таштагольского лесхоза и Лесник моет мотоцикл в реке 

Вот пример такого рассказа:
Удаленность лесных кордонов легче всего преодолевать зимой на лыжах, а летом на лошади или на мотоцикле. Знаменитые полуторки здесь на крутых тропах бессильны. Там, где проходит железный конь, он незаменим, т.к. экономит время и силы. Уход за ним - любимое занятие М.А. в нерабочее время.
По его инициативе лесхоз приобрел с дюжину мотоциклов. Лесники пересели с живых коней на железные. Нередко такой «всадник» после успешного завершения своих дел в лесхозе принимал «на грудь» не одну «беленькую». Тогда двое друзей, с трудом удерживая бедолагу в вертикальном положении, сажали его на мотоцикл. И тут происходило чудо: рванув стартер и выбив подножку, человек преображался и уносился прочь, аккуратно вписываясь во все горизонтальные и вертикальные извивы узкой и неровной горной тропинки. И хоть бы одна авария сопровождалась членовредительством!

Конечно, через год от дюжины двухколесных машин осталась половина. Остальные, разбитые, скапливались в сарае лесхоза. Достать запчасти было делом почти невозможным. Крайне редко и понемногу их удавалось выписать по почте непосредственно из Москвы.

Кроме таких забавных историй М.А. внушал городским ребятам правила поведения в большом лесу, не уставал повторять, что тайга не прощает легкомыслия, а зверь шуток не понимает и жестоко отплатит. При этом он предлагал разные варианты водных и горных маршрутов.

Наряду с физкультурой и бытовыми заботами, студенты бродили по поселку, наблюдали жизнь его обитателей.

Таштагол – горняцкий поселок и главным предприятием его является Таштагольский рудник по добыче железной руды. Строительство его началось в 1939 году. Через два года, 3 июня 1941 г., на КМК города Сталинск был отправлен первый эшелон железной руды.

До 1944 года добыча велась открытым способом, с 1950 года – полностью подземным. Таштагольский рудник — единственный в России, на котором работы ведутся на семи горизонтах одновременно. Семьи горняков проживали в двухэтажных домах барачного типа с длинными продольными коридорами и общими кухнями. Дома-бараки располагались вниз по течению Кондомы на обширном плоском участке правого берега и составляли основу будущего города. Эта часть Таштагола так и называлась «Социалистический городок».

Самым заметным и красивым зданием был Дворец горняков. Архитектура этого главного культурного учреждения была типовой боковые приделы и главное украшение - шесть мраморных колонн с пилястрами.
 Дворец возвышался над поселком. К нему вела широкая каменная лестница. Здесь три раза в неделю показывали новые кинокартины, работали кружки для детей и взрослых, устраивались елки и праздники, проводились слеты и съезды.

Но горно-рудная жизнь поселка мало интересовала москвичей-студентов. Они стремились в горы и на реку. После долгих обсуждений с М.А. и споров было решено начать с реки. На этом настаивал и М.А., который считал, что на воде безопаснее и удобнее для знакомства с природой. Ведь студенты совсем не знали здешней глухой тайги и кроме того были безоружны.

Так и поступили. Маршрут предложил М.А. 

 

А теперь вернемся в настоящее время
Каким увидела Таштагол семья, спустя 60 лет, приехав из Москвы в 2018 году.

В отличие от ребят, семья прибыла в город не на поезде, а проехала по прекрасной автотрассе Новокузнецк -Таштагол. Уже в сумерках вечером путники разместились в уютных заказанных фирмой номерах мотеля - единственной в городе гостиницы.

Завтра по плану предстояла экскурсия с гидом по городу, а затем самостоятельный осмотр. Мотель расположен примерно в середине вытянувшегося вдоль Кондомы города. Он разделяет старую часть Таштагола (что вверх по реке) от современного благоустроенного города, расположенного на месте бывшего «Социалистического городка».

 

Утром мы направились в теперешний центр города, слушая объяснения гида Жени. Как оказалось, население города за 60 лет выросло с 17 тысяч в 1958 г. до 23 тысячи в 2018 г. Всего на 6 тысяч человек. Немного. Это объясняется как нехваткой ровных земель, так и «спецификой» занятости жителей. Ведь Таштагол – моногород, город– «рудокопов».

Однако, жизнь на его улицах кипит. Красивые жилые кварталы состоят из многоэтажных домов. Чувствуется, что народ любит свой город и украшает его.

Например, стоит обратить внимание на необычную форму оранжевых уличных светофоров или на причудливую композицию кабинок автобусных остановок из разноцветного пластика, или на расписанные выпускниками школ граффити цветными мелками прямо на асфальте.

 

И вообще чувствуется желание прославить своих передовиков, свою профессию, результаты своего труда. Чем больше мы гуляли по новому Таштаголу, тем больше поражались обилию памятников всех видов и назначений.

 

Их можно разделить на три группы:
А - исторические памятники событий,
Б- памятники отдельным людям, и
С – памятники детского творчества.

Группа А

В 1983 году Таштагол отпраздновал свое 50-летие в статусе города. В честь этого события в парке возведена красивая стела. Но при этом горожане не забывают, что своим существованием город обязан богатству своих недр - железной руде. Об этом напоминает памятник с поэтическим названием «Камень на ладони». Кусок железной руды покоится на раскрытой ладони в овале из белого мрамора.

 

 

Добыча железной руды – это тяжелый и опасный труд под землей. Горняки рискуют жизнью, выдавая «на-гора» столь необходимый стране минерал. К сожалению, случаются аварии с человеческими жертвами. Живые не забывают погибших героев. Рядом со скорбным памятником поименно названы жертвы таких катастроф.

Таштагольцы чтут память не только о своих погибших горняках, но не забывают о других случившихся техногенных катастрофах. Вот памятник жертвам Чернобыльской аварии в трагическом 1986 году, или памятник воинам, погибшим в горячих точках при исполнении своего долга. Тут же начертаны горькие слова утраты.

 

Памятник воинам, павшим в горячих точках

Конечно, в сердцах таштагольцев жива память о Великой Победе в борьбе с фашизмом, о понесенных потерях. Никто не забыт и ничто не забыто!

 

Еще один военный памятник находится в парке. Он призывает помнить о павших во имя живых. На черных табличках высечены горожан, погибших в последних войнах, прежде всего, это воины-афганцы.

На одной из центральных улиц на высоком постаменте во весь рост стоит фигура человека с посохом и раскрытой книгой в руках. Перед нами памятник духовному лицу – протоиерею Василию Ивановичу Вербицкому (1827 – 1890).

Это миссионер Алтайской духовной семинарии, этнограф и лингвист, изучавший народы Алтая, Горной Шории и Хакасии. Отец Василий хорошо изучил алтайские языки, этнографию алтайцев и шорцев. Собирал также фольклорные и этнографические материалы. В течение 37-летней миссионерской службы он изъездил 36 000 верст верхом и притом, большею частью, по бездорожью. Им было обращено в христианство 2117 язычников.

Жизнь покойного алтайского миссионера, служит высоко-поучительным примером того, что может сделать в глухом, заброшенном углу человек, ищущий деятельности и желающий принести посильную пользу народу и науке.

 

Еще одна мощная конная скульптура на высоком пьедестале расположена среди домов нового города. Это богатырь народного эпоса в полном боевом снаряжении. Дань памяти коренному народу – шорцам.

Группа Б

 Наряду с показанными выше священными и высоко духовными памятниками, таштагольцы очень любят наполнять свои дворы и скверы бытовыми и веселыми скульптурами, вырезанными из дерева, отлитыми из металла.

 

Это прежде всего люди самых уважаемых профессий: геолог, учитель, врач.
А рядом юмористическая скульптурная сценка: электрик в «кошках» достает со столба кошку.
И уж, конечно, не обошлось без отлитой в металле фигуры старателя.

До открытия месторождения железной руды артели старателей намывали золотой песок на здешних речках. Вот он, бородатый трудяга, одетый по моде начала 20-го века, изображен со своим инструментом – лопатой и тачкой. Между прочим, благодаря кочуринским старателям в 1911 году при поисках золота было обнаружено месторождение магнетитовых руд в поселке Таштагол.

 

Особенной любовью у жителей пользуются сюжеты из быта шорцев – малого коренного народа этого края. Как правило, фигуры вырезаны искусно из дерева с чувством юмора. Вот на лужайке расположилась семья шорцев. Каждый занят своим делом. Шорцы – язычники.  Они изображают божков в своей манере, очень непохожей на нашу христианскую.

В любую погоду на улицах Таштагола звучат детские голоса. Детей в городе много. Их любят, создают им уголки для игр и развлечений.

Еще одна особенность жизни Таштагола – культ загадочного существа, похожего одновременно на обезьяну и человека. Это - ЙЕТИ (снежный человек).

Сне́жный челове́к (йети, бигфут) -легендарное человекообразное существо, якобы встречающееся в высокогорных или лесных районах Земли. Его существование утверждается многими энтузиастами, но на текущий момент научно не подтверждено. Высказывается мнение, что это реликтовый гоминид, то есть млекопитающее, принадлежащее отряду приматов и роду человек, сохранившееся до наших дней с доисторических времен.

 

Шорцы уверены, что он существует и называют йети «темным человеком». Известно много легенд о нем. Охотники утверждают, что в ясную погоду периодически замечали каких-то странных существ, которые одинаково ловко пробирались по глубокому снегу или по ветвям деревьев.  По словам очевидцев, 
это особи плотного телосложения с черно-рыжей шерстью и ростом от 1,5 до 2 метров. На снегу они оставляют следы размером с медвежьи, но все же, как уверяют промысловики, четко видны отпечатки пальцев, а не когтей.

Скульптуры Йети, сделанные из разных материалов, встречаются везде в новом Таштаголе. Незабываемое впечатление произвели на нас две скульптуры, расположенные в парке на берегу реки Кондомы: Скакун и Золотая Шория. СКАКУН – бюст коня с развевающейся гривой. Он – весь движение. Эта скульптура – дар Таштаголу от семьи, друзей и родных Амана Тулеева. На пьедестале высечена надпись. Это фраза из народного эпоса коренных народов, для которых конь был почти священным животным.

 

Рассказ о новом Таштаголе хочется завершить описанием самой знаменитой скульптуры не только в этом городе, но и на Алтае. Речь идет о ЗОЛОТОЙ ШОРИИ.

Всю мощь сибирской природы и все тайны древнего края вобрал в себя этот величественный шестиметровый монумент весом более пяти тонн, изготовленный из черненой бронзы с использованием особой техники литья. Он установлен на вершине насыпного холма на берегу Кондомы.

Произведение знаменитого российского скульптора Даши Намдакова изготовлено в Италии в городе Пьетра-Санта. В Россию ее доставили сначала по морю, а потом частями привезли в Таштагол. Статуя установлена на насыпном холме на берегу реки Кондома в 2010 году.

На широкой спине могучего быка с лосиными рогами восседает хрупкая шорская красавица. Монумент объединил все сакральные знаки традиционных верований коренного шорского народа. Могучие рога являются древним оберегом жилища человека. Петроглифы на лосиных рогах связаны с культом природы, животных и культом древних обитателей этого горного края. С удивительным мастерством отлиты все фрагменты этой колоссальной композиции. Она не только украшает город Таштагол, но стала достопримечательностью Кемеровской области.

 

Наша дружная четверка (семья) посвятила осмотру Таштагола весь первый день пребывания в Горной Шории. При этом первую половину дня мы с помощью гида знакомились с новым городом. Название «новый город», конечно, условно и означало для нас ту часть Таштагола, которую мы не могли видеть 60 лет назад - ее просто не было. На ее месте был неказистый «соцгородок» горняков (о нем упомянуто выше).   

После обеда мы с волнением приступили к осмотру прежнего, старого Таштагола в надежде найти хотя бы следы знакомых построек (наш дом, школу, административные здания…). Для этого нужно идти вдоль реки Кондомы против ее течения. Наш мотель расположен очень удачно на стыке «нового» и «старого» города.

Мы шагаем вдоль шоссе, которое через 55 км приведет в Усть Кабырзу. Но это – завтра, а сегодня мы направляемся к «нашему» дому. На противоположном берегу реки виден вокзал. Его новое здание современной архитектуры эффектно выглядит на фоне лесистых сопок с горными обнажениями. Но расположен он в том же месте, куда на паровозе прибыли студенты 60 лет назад.

Конечно, сейчас путь из Новокузнецка до Таштагола электрифицирован. Таштагольцы к своей истории относятся бережно и потому сохранили старый паровоз. Он нарядно красуется при въезде в город рядом с памятником «Камень на ладони».

 

Старый Таштагол – включает улицу Ленина с прилегающим жилым массивом, которая затем переходит в улицу Садовая. Эта улица зажата между рекой и довольно крутыми склонами сопок, покрытых густым лесом, где уже ничего не построишь. И в конце ее стоял дом М.М. под №1. Это цель нашего пути.

Но сначала мы должны миновать деловой центр Таштагола. За 60 лет деловой центр остался на прежнем месте. Здание администрации Таштагольского района построено в лучших традициях того времени. Перед ним большая площадь. На ней, как положено, стоит памятник вождю В.И.Ленину. А справа возвышается знакомый нам Клуб горняка. К нему ведет все та же, памятная М.М. и Н.С., лестница, окаймленная деревьями.

 

Дом Горняка. Здесь, как и прежде, проводятся съезды и совещания, выступают коллективы, дают представления приезжие артисты. Однако не все так официозно. На обширной площади хватает места большому фонтану. Кроме того, везде расставлены выполненные из металла композиции на тему русских сказок и басен.

Мы покидаем деловой центр города. Но прежде чем направиться к нашему дому, нужно посетить школу, которую закончил М.М. Школьный комплекс находится тут же, через дорогу. О школе стоит рассказать.

Основная общеобразовательная школа №1 – старейшая во всем районе. Она построена до войны в 1937 году. В суровом 1943 году школе присвоено имя великого полководца А.В.Суворова за образцовое ведение военно-патриотического воспитания школьников. Это была школа-интернат полного профиля. Вплоть до 60-х годов она была единственной десятилеткой во всем районе. После окончания семилеток (их было несколько) шорцы, которые стремились дать детям законченное среднее образование, привозили сюда учиться детей из самых дальних улусов. Дети учились и жили здесь каждый учебный год с 8 по 10 класс, уезжая домой только на каникулы. Поэтому школьный комплекс включал три здания (учебную и жилую части), расположенных буквой «П».

 

Школьный комплекс (со стороны двора), с физкультурной площадкой. М.М. обошел все так хорошо знакомые ему школьные постройки и сфотографировался на парадном подъезде.

Надо сказать, что родители-шорцы часто ограничивались для детей «семилеткой», так как их помощь была нужна в хозяйстве.   Но были и такие, кто старался «вывести детей в люди», в интеллигенцию, в местных руководителей. Тем более, что власть требовала растить национальные кадры. Классный руководитель у М.М. учительница истории Эльаира Константиновна Конторакова была одной из таких персон. Но усилия шорцев вырастить местных «начальников» чаще заканчивались неудачей. Вековые традиции требовали приходить к начальнику при любой просьбе с подарком, как правило, с бутылкой кедровой водки. А природный иммунитет к спиртному у шорцев ( как у многих северных народов) почти отсутствовал. В результате, водка побеждала…

Маленьким шорцам трудно давалась учеба. Существовала система взаимопомощи: к слабым прикреплялись сильные ученики. Сам М.М. вспоминает, что у него тоже был такой подопечный шорец Кирилл Идегешев. Но, к сожалению, он не выдержал, и на завершающее полугодие 10-го класса не приехал.
М.М. окончил эту школу в 1955 году с серебряной медалью и сразу уехал в Москву, поступать в МАИ. Теперь он с грустью обошел всю территорию, постоял на парадном крыльце.  Грустно было еще и потому, что мы застали конец школы. Принято решение о ее сносе. Фигурально выражаясь, М.М. успел попрощаться со своей школой. Кстати, никто не смог нам объяснить, когда и почему эта заслуженная школа лишилась своего «имени Суворова», хотя в 1955 году оно еще присутствовало.

 

Для нас интересен еще лесхоз, мимо которого мы проходим. Он совсем не похож на избушку, которую занимал раньше. Теперь это кирпичное двухэтажное здание, окруженное хозяйственными постройками.
Вот улица Ленина перешла в улицу Садовую, и потянулись одноэтажные частные дома с заборами вокруг небольших огородов, но не лишенные круглых антенн спутникового телевидения. В городе отовсюду, а особенно здесь на краю, видны вышки шахты – кормилицы, градообразующего предприятия Таштагола. Шахты, правление рудником и все горнорудные службы расположены на противоположном берегу Кондомы. Там протекает своя деловая жизнь.

Таштагольский рудник является градообразующим предприятием по добыче руды.С 2004 года он входит в состав ОАО «Евразруда».

История рудника
Месторождение было открыто в 1911 г., когда охотник Скворцов вместе с кочуринскими старателями отправился в поисках золота в посёлок Таштагол, а наткнулся на месторождение магнетитовых руд. Но тогда геологов не интересовало железо, они искали золото. Только через двадцать лет в Горную Шорию приехали геологи, искавшие железную руду. С 1931 года по 1935 год проводилась разведка месторождения. Строительство Таштагольского рудника началось в 1939 году. Через два года, 3 июня 1941 г., за 18 дней до начала войны, на Кузнецкий металлургический комбинат (КМК) был отправлен первый эшелон железной руды. Высшее достижение за годы эксплуатации Таштагольского месторождения — 3,15 млн тонн сырой руды в 1978 году. После выработки запасов горы Магнитки на Урале, таштагольская железная руда направлялась и на Магнитогорский крмбинат.

Всего за годы работы горняками было добыто более 135 млн тонн сырой руды. Таштагольский рудник — единственный в России на котором работы ведутся на семи горизонтах одновременно.

Железная Руда. Качественный состав таштагольской руды уникален тем, что затраты на подготовку руды к металлургическому переделу минимальны. Легкообогатимые и легкоплавкие руды, не содержащие вредных для металлургического процесса примесей, снискали у металлургов добрую славу, а сравнительно невысокая цена и близость позволяют металлургам получать конкурентоспособный металл. Благодаря высокому содержанию железа (до 60 %) таштагольская руда сразу, без обогащения, шла в доменные печи КМК на изготовление броневой стали, так необходимой стране для выпуска танков в годы Великой Отечественной войны.

На вершине шахты укреплена скульптура: шахтер с кайлом стоит около символического изображения «Серп и Молот», держась за конец серпа. Название этой композиции: «Слава труду горнорабочих!».

Мы, не спеша, идем по Садовой, приближаясь к дому №1. Существует ли он? Всю плоскую ленту берега, вместо прежней неровной каменистой дороги, занимает асфальтовое шоссе. Дома лепятся у подножия сопок.

А вот и наш «родной» дом. Он стоит на том же месте и внешне не изменился. Теперь он выглядит нарядным под красной крышей и обит желтым сайдингом. М.М. рассказывает, что раньше в доме жили две семьи. Его семья занимала левую половину. Пристройка с крыльцом – это сени. И две жилые комнаты - большая с печью и маленькая. На небольшом участке умещался огород и был разбит цветник – гордость мамы Татьяны Аркадьевны. В заборе была калитка, через которую по тропинке отец спускался к реке за водой.

 

Сейчас – сплошной забор из штакетника. Мы беседуем с жильцами. За 60 лет сменилось несколько хозяев. Однажды даже случился пожар. Дом уже давно не арендуется лесхозом. Это частный дом, и наша фамилия здесь неизвестна. Если обойти дом справа по переулку, попадешь в мощный сосняк. Когда М.М. и Н.С. приезжали в Таштагол после свадьбы, они гуляли между молоденькими сосенками, которые теперь превратились в густой сосновый лес. Ну как не сделать памятное фото!

 

От дома открывается красивая панорама лесистых сопок за рекой и сама река Кондома. Рядом с домом есть автобусная остановка, к ней сейчас спускается Костя. А через сотню метров влево будет последняя остановка, и…. кончается город. Дальше пойдут только дачи вдоль шоссе, которое ведет в Усть Кабырзу.

Нам немного грустно от этой встречи с прошлым. И в то же время удивительно, что, спустя долгие 60 лет, так многое сохранилось. Мы застали не только наш жилой дом, но и школу, дом культуры горняка.
А окружающий ландшафт не изменился. Что для него значат 60 лет! Очертания сопок остались те же, тайга так же густа, только река Кондома от половодья к половодью чуть меняет свой путь и, кажется, немного обмелела в отведенном ей русле.

Мы решили пройти еще немного вдоль реки до ее первого поворота. Пейзажи здесь совсем сельские. Пасутся лошади, и тут же доживает свой век старый грузовик.

 

Сопки слева круто спускаются к шоссе. Они так густо поросли лесом, в котором высятся скальные обнажения, что кажется – только медведь здесь пройдет. Редкие дачи с трудом выбирают себе место.  Вот –  последняя, да какая шикарная, за глухим забором.    

Рядом с ней расположена водонасосная станция, которая снабжает речной водичкой многоэтажные здания нового Таштагола. Но вот река делает крутой поворот направо.

А мы поворачиваем назад. Для обратного пути подходит любой автобус. Они ходят часто по маршрутам до Нового Таштагола или дальше до пос. Шерегеш. Уже вечереет, когда мы добираемся до мотеля. Встреча с Новым и Старым Таштаголом состоялась.
 

ВЕРНУТЬСЯ В ОТЧЕТ О ПОЕЗДКЕ

19.03.05: 21
Яндекс.Метрика